Кто на самом деле контролирует мировой рынок нефти

Если цены на нефть опять начнут расти, мир вспомнит об альтернативных источниках энергии, к которым успел порядком охладеть, а количество охотников за черным золотом вырастет. Это невыгодно ни добытчикам, ни спекулянтам

Кто на самом деле контролирует мировой рынок нефти

На мировом нефтяном рынке на саму нефть приходится лишь около 5% сделок. Остальные 95% — это торговля так называемой «бумажной нефтью». Сюда входят обязательства на поставки и вторичный рынок их перепродаж. 

Оба эти сегмента живут своей жизнью и подконтрольны разным группам инвесторов. Но если «физический» и «бумажный» рынки слишком уж отдаляются друг от друга, неминуемы ценовые катаклизмы. В такие времена цены начинают сильно «прыгать», и рынок входит в стадию высокой волатильности. К весенне-летнему сезону 2016 г. в мире как раз наметился очередной такой период. 

На первый взгляд, причина проста — финансовые и товарные брокеры не могут найти общий язык. Ведь первые привыкли к десятилетию дорогой нефти, а вторые узнали почему она дешевеет. 

Кто «держит» мировой нефтерынок

Новые тенденции на товарном рынке нефти задает группа специализированных трейдеров, которые априори раньше всех своих коллег знают, где завтра можно будет купить черное золото подешевле. Пул этих всезнающих брокеров формируют американо-швейцарская корпорация Glencore, швейцарские Vitol и Gunvor, датская Trafigura, японская Mitsui и швейцарская Mercuria. 

Годовой оборот самого слабого игрока из этой пятерки превышает $100 млрд.

Тренды на рынке нефтяных деривативов формирует группа ведущих финансовых брокеров инвестиционных банков, которая намного многочисленнее, чем лагерь товарных брокеров. 

Крупных брокеров десятки, но ценовую погоду формируют Merril Lynch входящий в структуру Bаnk of America, Morgan Stanley и JP Morgan, которые формально относятся к банковской корпорации Morgan Chase, и Goldman Sachs (группа клиентов банка Citicorp). 

Годовые обороты компаний, торгующих нефтяными деривативами выглядят намного скромнее, чем у их коллег, имеющих доступ к «живой» нефти. Но при этом спекулянты распоряжаются огромными средствами «домашних банков»: в прошлом году Merril Lynch оперировал $2,7 трлн., Morgan Stanley и JP Morgan — $1,2трлн., а Goldman Sachs — $1.1трлн. 

Легенды для публики и реальный расклад

Спекулятивные брокеры всегда ищут наиболее прибыльные способы вложить деньги на сотнях товарных рынков, от кофе до золота и нефти. «Бумажные брокеры» сражаются между собой за массового клиента-вкладчика, и поэтому поясняют всплески и падения мировых цен на нефть общедоступными и понятными для публики аргументами, в частности, политическими или военными событиями. 

Одни из самых ходовых легенд, к примеру, — «сауды опять делят рынок», «Суэцкий канал снова в опасности», «у арабов война», «в Канаде пожары», «во Франции забастовка» и пр. Такие посылы заставляют людей покупать или распродавать нефтяные бумаги, в зависимости от стратегии брокера деривативов. 

Товарные же брокеры оперируют другими инструментами, потому что борются между собой не за массового клиента-вкладчика, а за уникальных клиентов-продавцов самой дешевой нефти. 

Например, за новую компанию, скрывающую от коллег гигантское нефтяное месторождение, за «саудовского принца», «российского министра» или «вождя нигерийского плени Йорубо». В общем, всех тех, кто способен одним росчерком пера остановить терминал с отгрузками в несколько миллионов тонн нефти в год. 

Поэтому тут оперируют не масс-медийными легендами, а малопонятной широкой публике информацией, которая позволяет торговцам сканировать реальные объемы добычи. Эти данные поступают из разных сфер, начиная от кулуаров добывающих корпораций и заканчивая отчетами геологов и геофизиков и анализом капиталовложений в буровые платформы и танкерное судоходство.

Доминируют в этом непростом деле геология и геофизика — именно на них опирается каждый добытчик нефти.

Было две отправных точки, которые еще в 2012-13 гг. обозначили период падения цен. Первая — это сенсационные выводы геофизиков, которые гласили: нефть не является органическим топливом, а мировые запасы углеводородов возобновляются. 

Вторая — начавшееся еще в 2000-е годы лавинообразное расширения ареалов добычи нефти за пределами территорий, контролируемых 13 странами-членами ОПЕК и наблюдателями этого картеля, статус которых имеют, в частности, РФ, Ангола, Египет и Оман. 

До начала глобального падения цен, рост добычи нефти вне картеля географически распространился вширь — на Бразилию и почти всю Африку. Параллельно шел интенсивный рост добычи в США и Канаде. Причина — новая волна научно-технологической революции в нефтедобыче, известная как «сланцевая революция». 

Говоря простым языком, наиболее продвинутые корпорации научились находить области пополнения пластов песчаника и сланца углеводородами, разрыхлять их для концентрации запасов, и извлекать эти новые, ранее не известные науке ресурсы десятками горизонтальных скважин. Зачастую они заводятся в пласты из одной-единственной нефтяной буровой, что дает существенную экономию. 

Плюсы и минусы дешевой нефти

После длительного периода «сланцевой революции» (1954-2012 гг.), интенсификация добычи дала масштабный эффект. Некоторые корпорации сумели снизить себестоимости добычи ниже $30-40/баррель. 

И это в то время как их менее продвинутые коллеги, по традиции, считали последней надеждой пополнения мировых запасов нефти Арктику, Аляску и глубокий шельф океанов, где себестоимость добычи не опускается ниже $65-90/баррель.

Как ни парадоксально, это звучит, но больше всего от появления новых ареалов и центров мировой добычи нефти выиграл бесспорный лидер ОПЕК — Саудовская Аравия. Она является единственной страной в мире с большими (20% от общемировых) запасами дешевой нефти с себестоимостью добычи всего в $3-7/баррель. Для сравнения: у остальных членов ОПЕК и наблюдателей этот показатель варьируется в пределах $23-30/баррель. 

Так что Саудовская Аравия чувствует себя неплохо даже в сезон дешевой нефти. Скончавшийся в начале 2015 г. монарх Аравии Абдаллы бен Абдель Азиз Аль Сауда незадолго до своей смерти раскрыл прессе сенсацию: «Продолжавшаяся почти десятилетие эпоха сверхвысоких цен на нефть была искусственно созданной, и не отвечала реалиям». Но именно сверхвысокие скачки цен в 1973-1985 гг. и 2003-2013 гг. спровоцировали расширение ареалов добычи, моду на энергосбережение и дали мощный толчок научно-технической революции. Точно так же теперь дешевая нефть может остановить все эти процессы. 

Стабилизация товарного рынка нефти на среднем уровне последнего века в $20-38/баррель приведет к тому, что вместо 17-19 стран-экспортеров отрасль будут контролировать только несколько самых крепких игроков: Саудовская Аравия, США и Иран.

Что касается игроков «бумажного рынка», то они, наверняка, найдут новую нишу для вложения своих денег. А пока мастера спекуляций обречены и дальше придумывать легенды и озвучивать их доверчивым вкладчикам. Нефть падает, значит Южная Корея настроила слишком много танкеров для хранения, или, опять- таки классическое «арабы делят рынок», значит — бежим в банк сбрасывать ценные бумаги. Нефть дорожает — «завтра опять будет война». И опять время поспешить в банк. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *